Пиджак (2004)

Продюсерский тандем Джорджа Клуни и Дэвида Содерберга на мистическую тему перемещений во времени с великолепным Эдрианом Броуди и Кирой Найтли в главных ролях. Весьма примечательная команда.

Сюжет фильма представляет собой прошлогодний «Эффект бабочки» перевернутый во времени. Если в «Эффекте бабочки» герой горе-актера Эштона Катчера перемещался в прошлое, чтобы изменить настоящее, то в «Пиджаке» Джек Старкс (Эдриан Броуди) перемещается в будущее, чтобы это же настоящее вершить (как бы странно это ни звучало).

Джек Старкс получает пулю в голову во время войны в Ираке в 1991-м, но выживает и отправляется домой с диагнозом перманентная амнезия. По дороге он встречает попутчика, благодаря которому (совершенно глупо и нелепо со стороны сценариста) обвиняется в убийстве полицейского, и по приговору суда отправляется в психиатрическую лечебницу. А там добрый доктор Томас Брекер в исполнении Криса Кристоферсона (Блейд) ставит над заключенными (и по совместительству – пациентами) довольно занятные опыты. Джека регулярно накачивают лекарствами и, завернув в смирительную рубашку (она же вероятно и имеется ввиду в названии фильма — «The Jacket»), помещают в камеру морга. Неизвестно какого эффекта пытался добиться доктор, но Джек Старкс, находясь в ячейке морга, покидает свое тело и перемещается в 2007 год, где узнает, что умрет через несколько дней — 1-го января 1993 года.

Занятно, что для перемещений во времени Джека Старкса создатели используют не какие-то фантастические способы, а метод, который уже тысячи лет применяют тибетские монахи для своих духовных практик. Правда, их (монахов) не накачивают наркотиками, их замуровывают в тесных, абсолютно темных помещениях и оставляют для самосозерцания (раз в день, через окошко, закрывающееся камнем, им подается горстка еды и чашка воды). Через несколько дней темноты, голода и одиночества появляется способность покидать тело и перемещаться в пространстве.

Но не будем углубляться в метафизические дебри, хотя справедливости ради, стоит заметить, что таким образом передвигаться можно только в пространстве и никак – во времени, но пусть это останется на совести сценариста.

Вспоминая восторженные визги российского «поколения Пепси» по поводу «Эффекта бабочки», (который, кстати, провалился в прокате), можно предположить, что у «Пиджака» есть все шансы понравиться недалекой публике.

Однако фильм не выдерживает даже легкого давления пытливого ума. Сюжетная фабула рушится под собственным весом, повторяя известную «ошибку по Джеймсу Кэмерону» (в Терминаторе сын отправляет своего отца в прошлое, чтобы тот зачал его). Да и сюжетный потенциал растрачивается совершенно бездарно (какое мощное кино может получиться на основе перемещений во времени, Терри Гиллиам показал в своем культовом триллере «12 обезьян») – фильм смотрится очень сырым и недоделанным.

Игру Эдриана Броуди мы видели в гораздо лучшем исполнении, но все же стоит признать, что смотрится на экране он очень уместно. Зато Кира Найтли только усугубляет положение, как свое, так и фильма. Ее игра (если здесь вообще можно применить это слово) заставляет вспомнить «Короля Артура», где она показала себя далеко не с лучшей стороны в плане актерского мастерства. Еще пара таких ролей, и мы увидим ее во второсортных молодежных комедиях. Слишком уж никакой она смотрится на фоне даже в полсилы играющего Броуди.
Актеры второго плана подобраны весьма неплохо (Крис Кристоферсон, Дженифер Джейсон Ли, Дэниел Крейг), но они погоды не делают.
Модный монтаж первой половины фильма напоминает скорее бессмысленную эквилибристику, чем способ придать динамичность сценам – красивая обертка невкусной конфеты.

Опять-таки возвращаясь к, казалось бы, сильной стороне фильма – смысловой, можно сказать, что создатели не смогли вытянуть триллер на уровень думающей аудитории. «Расслабься, тогда поймаешь больше кайфа» — говорит один из пациентов психушки Эдриану Броуди, имея в виду путешествия вне тела из ящика в морге. И наш герой расслабляется, причем полностью. Он уже не пытается следовать какой бы то ни было логике, и, попадая в будущее, становится более эксцентричным, чем Эштон Катчер в безмозглой вариации на тему: «что было бы, если…» – «Эффекте бабочки».

Режиссер «Пиджака» Джон Мейбери сыграл со зрителями злую шутку, по сути, обманув их – вместо полноценного финала и «точек над i» мы получаем нравоучения для взрослых. К своему финалу «Пиджак» стирается до дыр, ставя на себе крест абсолютно неуместным и логически извращенным хэппи-эндом. Надежда на выделяющийся из потока голливудского глянца триллер не оправдалась. К великому нашему сожалению.

Related Post

Добавить комментарий